Страны >

KARLIKI.ru - сайт о карликовых странах Европы и мира.



ОКЕАНИЯ, Люди и атоллы, Шутки истории

1. Острова и надгробия

Януш Вольневич  

Люди и атоллы

Шутки истории

 

После плавания Магеллана испанские солдаты и священнослужители стали осторожно обращать Гуам, Тайпан и Сайпан в «набожные» пустыни. Остальная часть Марианского архипелага, Каролинские и Маршал-ловы острова были оставлены на произвол судьбы, причем следует помнить, что Каролинский архипелаг теоретически всегда принадлежал испанской короне в соответствии с разделом мира, закрепленным Тордесиль-ясским договором в 1494 г. Несмотря на это, испанцы не прикладывали особых усилий для колонизации Каролинских островов вплоть до XIX в., когда слишком пристальный интерес к испанским владениям, проявленный другими державами, явился для них предостережением. Однако даже тогда Испания не позаботилась о Мар-шалловых островах, группе плоских, рассеянных атоллов. Собственно, на этот архипелаг никто не претендовал, пока немецкие торговцы не склонили свое правительство на установление там в 1885 г. протектората. До этого острова теперешней Микронезии от Палау до Майюро не были защищены какими-либо законами.

Такое положение вещей создавало идеальные условия для деятельности всякого рода бродяг, авантюристов, скрывающихся от закона, и... китобоев. Команды этих кораблей охотно навещали укромные лагуны Мар-шалловых островов, уверенные, что никакая власть не помешает их «развлечениям» на суше и разбою на море. Таким образом, Маршалловы острова получили солидную порцию бед и болезней. Наряду с ними соседние Кусаие и Понапе, известные как «высокие» и, следовательно, более заселенные острова, международная банда негодяев считала особо привлекательными. Нашествие китобоев продолжалось до 1860 г., когда основной промысел переместился в северо-западные районы Тихого океана.

Наиболее прочно внедрились здесь торговцы, в основном немецкие. Они поставляли наиболее воинственным вождям Маршалловых островов оружие. В результате на архипелаге участились и ожесточились междоусобные войны. На практике в этих сражениях побеждали лишь белые пришельцы. Вследствие войн между островитянами и благодаря различным другим уловкам разбойники-торговцы создавали для себя настоящие Империи, которые приносили им огромные доходы.

Впервые крупный захват земель аборигенов на Map. шалловых островах совершила крупная немецкая тор. говая фирма «Ялуит компани». Ее официально поддер жало правительство Германии, установившее протекторат. Правительство способствовало заключению тор. говых «договоров» с островитянами, что ставило последних во все большую экономическую зависимость. Эти мероприятия носили неприкрыто колониальный характер. Однако следует отметить, что в своих действиях на Маршалловых островах администрацию занимала прежде всего экономическая сторона дела: если обычаи островитян и их право собственности не мешали торговле и производству копры — они оставались в неприкосновенности. Немецкие чиновники и агенты работали в «Ялуит компани» и в своей административной деятельности опирались преимущественно на предводителей и вождей атоллов.

Традиции и обычаи жителей Маршалловых островов пострадали значительно больше как от американских миссионеров из «Бостон мишн», обративших почти половину жителей в протестантство, так и от иезуитов, пустившихся, в свою очередь, «в погоню за душами». Миссионеры «Бостон мишн» появились на территории теперешнего дистрикта Понапе около 1850 г. и достигли значительных успехов в насаждении своей веры. Еще немного — и Каролинские острова как страна с протестантским населением уже в то время могли оказаться под «опекой» Соединенных Штатов Америки. Однако Испания, скорее всего не без участия церкви, вспомнила о своих заброшенных подданных и выслала на Понапе гарнизон. Солдаты нашли на острове истинное царство протестантства. Прибывшие с войсками католические священники пришли в ужас и при поддержке солдат развернули стремительную деятельность. Тогда жители Понапе при обстоятельствах, которые так и остались невыясненными (вероятно, не без поддержки американских церковников), уничтожили часть испанского гарнизона. Благодаря вмешательству католических священников карательная экспедиция не предала истреблению население Понапе, а просто-напросто выгнала с острова американскую миссию. Однако вскоре после «решительного дипломатического вмешательства» миссионеры «Бостон мишн» вернулись. Испания вынуждена была считаться с возрастающей силой Соединенных Штатов Америки.

Испания стала все более энергично заявлять свои права на Каролинские острова, особенно после вторжения на эти территории немецких и британских торговцев. В 1885 г. испанский и немецкий корабли одновременно подняли свои флаги на двух аннексированных островах, одним из которых был Яп (Кубари оказался тому свидетелем). Спор дошел до папы римского, который подтвердил права Испании, но наряду с этим признал за Британией и Германией права на торговлю в этом районе мира. Несмотря на такое решение, дела Испании на Восточных Каролинских островах шли все хуже. Спокойнее (и то недолго) испанцы осуществляли власть на Палау и Япе, где также в течение нескольких веков ничего не сделали для развития этих островов. К счастью, ни китобои, ни протестантские миссионеры сюда пока не проникли. Поэтому на островах сохранились многие древние обычаи.

Продемонстрировав в 1886 г. свои права, Испания предприняла несколько неубедительных попыток установить видимость порядка, а священники, сопровождавшие солдат, без особого успеха пытались спасти отдельные не закореневшие в протестантстве души. Но уже наступил период упадка некогда величественной империи. Когда в 1898 г. американцы захватили Филиппины и Гуам, Германия немедленно приобрела оставшиеся островные владения Мадрида: Северные Марианские и Каролинские острова были присоединены к протекторату на Маршалловых островах, а вся Микронезия в целом отошла под власть колониальной немецкой администрации.

«Главным направлением деятельности немцев на островах Микронезии, — писал американский ученый Дуглас Л. Оливье, — было освоение этих островов как источника сырья и рынка сбыта для их товаров. Местные институты были нетронуты, за исключением тех, которые мешали развитию здесь промышленности и торговли. Копра — основной промышленный продукт, а ее производство возрастало благодаря предписаниям, в соответствии с которыми местные жители обязаны сажать новые пальмы. Раковины были важной статьей торговли, так же как кустарный промысел и гуано. В 1909 г. особый синдикат приступил к добыче фосфатов на острове Ангуар (Палау), на котором находились запасы высококачественного сырья, исчисляемые в 3 миллиона тонн. Орудием экономической политики Германии оставались несколько крупных промышленных и торговых предприятий, многие из которых слились с мощной „Ялуит компани". При поддержке правительства этим компаниям удалось вытеснить конкурентов с Маршал-ловых и Восточных Каролинских островов, но устранить японских и британских торговцев, глубоко окопавшихся в западной части Каролинских островов, Германия не сумела».

Практически в самом начале первой мировой войны Маршалловы, Каролинские и Марианские острова были захвачены Японией. Этот акт был совершен на основе тайного договора с Великобританией. Так, Микронезия стала первой территориальной добычей в войне, которая только что началась. На мирной конференции, созванной по окончании военных действий, Япония получила мандат на управление занятыми островами с обязательством информировать Лигу наций об «опеке» над островитянами, судьба которых в действительности никого не интересовала. Японское правительство с самого начала рассматривало подмандатную территорию как место расселения «излишков» населения метрополии, место производства для нужд всей японской экономики, а также как трамплин для будущих завоеваний. Основным направлением политики стала японизация территории и элиминация местных жителей (но без жестокого истребления). Последних должны были заменить иммигранты из Японии. Это был долговременный проект, в. конечном счете обрекавший на гибель слабое во многих отношениях островное общество.

Сначала управление островов принадлежало военно-морскому флоту Японии, но вскоре было передано в руки чиновников правительства Южных морей, что, разумеется, ни в чем не меняло основного направления политики. Главная резиденция администрации находилась на острове Корор, а филиалы — на Сайпане, Япе, Труке и Ялуите.

Условия мандатного договора сохраняли свободу для миссионерской деятельности. И здесь Япония не препятствовала, но протестантских миссионеров из Германии постепенно заменила японскими евангелистами. Однако главной на островах Микронезии стала «религия» японской империи, политике которой было подчинено все — экономика, язык, обычаи.

Быстрее всего развивалась экономика. Японцы тщательно очистили мандатные острова от иностранных торговых предприятий, и вся территория органически вросла в экономику Японии. Сайпан и Тиниан превратились в цветущие плантации сахарного тростника; Палау, Трук и Понапе стали крупными центрами рыболовства; началась добыча бокситов и магния на Роте. Разумеется, везде господствовали японские фирмы, нередко государственные. Местным жителям было оставлено лишь производство копры. Им даже помогали небольшими дотациями, если они закладывали новые плантации или строили сушильни. Острова буквально «залила» мощная волна иммигрантов с Окинавы, из Японии и Кореи.

Такие центры, как Гарапан на Сайпане или Корор на Палау, очень быстро уподобились небольшим японским городкам. Здесь выросли кинотеатры, рестораны и даже заведения с гейшами; по идее островитяне имели доступ всюду, это приобщало их к японским обычаям. Конечно, их скромные доходы препятствовали этому.

К началу второй мировой войны на островах Микронезии было около 50 тысяч местных жителей, тогда как полных жизненной энергии иммигрантов съехалось на 20 тысяч больше. К тому времени большая часть удобных земель уже перешла в руки новых хозяев, веками принадлежащие островитянам владения значительно уменьшились. Разумеется, этот процесс происходил по-своему на разных группах островов.

Марианские острова, которые во времена немецкого владычества были менее развиты, при появлении здесь японцев пышно расцвели и стали наиболее развитым и самым богатым районом Микронезии. Там закрепилась мощная в финансовом отношении фирма, которая в короткое время превратила острова в колоссальное предприятие по производству сахара. Заодно был построен и перегонный завод. В общей сложности Марианские острова ежегодно давали 80 тысяч тонн сахара-сырца и 70 тысяч галлонов алкоголя. Под плантации сахарного тростника отнимали землю у островитян, и это отчуждение зашло на Марианских островах намного дальше, чем на каких-либо других островах Микронезии. Другой Уже упомянутой областью экономики стало океанское рыболовство, центром которого являлся Корор на Палау. На Каролинском архипелаге рыболовецкий флот состоял из 400 единиц, которые достигали даже голландской (в то время) Восточной Индии. Годовая добыча только одного вида рыбы, бонито, составляла 38 тысяч тонн, и к этому пало добавить еще значительное количество тунца, не говоря уже о таких дарах моря, как трепанги и крабы.

Последовательно проводимая политика японцев приносила им все более ощутимые результаты. Коренным жителям главных островов архипелага пришлось согласиться и принять не только экономическую политику оккупантов, но и их образ жизни. Из наиболее крупных островов лишь жители Япа сумели сохранить свою древнюю культуру. Принцип землевладения и общественный строй почти не были нарушены. Ученые считают, что это произошло благодаря системе наследования земли по прямой отцовской линии (патрилинейная система), тогда как большинство островов Микронезии придерживается матрилинейного принципа.

Остров Понапе с его огромной — по микронезийским масштабам — площадью пахотных земель стал сельскохозяйственным центром, где японцы проводили эксперименты по акклиматизации всевозможных сельскохозяйственных культур. Здесь выращивали лекарственные растения, ананасы, рис, волокнистые растения. Однако в конечном счете наибольший доход приносили плоды кокосовых плантаций.

Проходили десятилетия. Испанцы и китобои, миссионеры и авантюристы, торговцы, японцы и колонизаторы — все они оставили неизгладимые следы на таких островах, как Сайпан, Трук, Палау, Понапе и Ялуит. В большинстве случаев жизнь островитян в этих главных центрах архипелага принципиально изменилась.
К счастью, неподалеку от этих центров остались «малоинтересные» с точки зрения размеров острова и атоллы, где жители продолжали существовать так же, как в те давние времена, когда денежными знаками были шлифованные раковины, а осколки коралла служили в качестве орудий. Ни испанцы, ни японцы не заинтересовались этими грудами коралловых скал, и не нужны им оказались сильные рабочие руки местных жителей. Островитян до поры до времени оставили в покое, если, конечно, это существование на кромке коралловых скал, выступающей над водой чуть выше борта каноэ, в районах, где периодически повторяются сильнейшие тайфуны и гигантские гибельные цунами, можно назвать спокойным.

Однако самый страшный для всей Микронезии тайфун еще только приближался. За 30 лет владения этими островами японцы превратили острова Микронезии в мощный оборонный вал перед родными островами. Военный вихрь, который смел японцев с островов, силой и размерами многократно превышал опустошения нескольких десятков ураганов, вместе взятых. Каменными брызгами разлетались скалы, исчезали жилища, расколотые тротилом, выжженные ипритом. Захватив острова, американцы депортировали на родину 70 тысяч японцев.

История повторилась. Мандатная территория и Лига наций прекратили существование — возникли Организация Объединенных Наций и... подопечная территория. Как и прежде, сначала управление островами сосредоточилось в руках военно-морского флота, а затем гражданских властей. Вместо Гарапана на Сайпане появился Капитоль Хилл. Совсем иной язык, но мундиры почти прежние. Снова появилась нужда в земле, чтобы строить аэродром, базу и порт. Сравнительно тихие до этого Марианские острова приобрели возможность исторического «уравнивания шансов». Новые власти особое пристрастие питают к уединенным атоллам.

1 июня 1947 г. мощная атомная бомба была сброшена с самолета на Бикини (кодовое название операции — «Эйбл»); 25 дней спустя — снова взрыв, но теперь уже под водой (кодовое название операции — «Бейкер»). Затонули линкоры, крейсеры «Арканзас», «Нагато», «Принц Евгений» и другие, в том числе и авианосцы. Всего было затоплено и облучено вместе с кроликами, мышами и другими животными около 70 судов. Началась настоящая «казнь» кораблей, переживших войну, уничтожение флота-призрака.

43 атомные и водородные бомбы сбросили американцы на атолл Эниветок, несчастное коралловое колечко. «Баттерст», «Мэйпл», «Балвуд», «Олив» и другие благозвучные имена носили эти смертоносные адские машины. За 1947—1958 гг. 43 раза поднимался над атоллом атомный гриб; каждый раз песок, вода и скалы Эниве-тока подвергались мощному облучению.

С оружием в руках захватили Эниветок американцы в феврале 1944 г. Спустя три года они получили от Организации Объединенных Наций опеку над атоллом и поспешно занялись проблемами островитян. Первый шаг новых властей — выселение 136 жителей Эниветока на отдаленный остров Уэланг (200 километров от Эниветока). Начались испытания ядерного оружия «во имя счастья человечества». Может быть, правительство США почувствовало некоторое угрызение совести и поэтому старалось как-то очистить эту «радиоактивную помойку», чтобы вернуть жизнь кольцу микроскопических островов атолла Эниветок.
Не исключено, что эта благородная деятельность бы. ла вызвана не столько укорами совести, если таковые вообще свойственны политике, сколько довольно прозаическим фактом составления доклада специальной комиссии Организации Объединенных Наций. Дело в том, что к 1960 г. стало секретом полишинеля то обстоятельство, что Соединенные Штаты Америки не сделали ровно ничего для развития островов, взятых ими под опеку. Этот печальный факт не принес славы знаменитой американской демократии, которой поставили в вину и атомные испытания, и действующий ракетный полигон на атолле Кваджалейн, куда беспрестанно падают огромные ракеты с самолетов, поднимающихся в воздух с далекого калифорнийского побережья.

На представленный в ООН доклад и большое количество дополнений и комментариев к нему власти США отреагировали вполне в американском духе: они вложили несколько сот миллионов, долларов в остатки своей подопечной территории на Тихом океане. При этом они создали мощный бюрократический аппарат, который и поглотил львиную долю этих вложений. Это грубое финансовое вторжение, так же как и выгодные на первый взгляд дотации жителям крошечных островков, довольно скоро обернулось против них самих. Правительство США нарушило, вернее, в корне уничтожило хрупкое натуральное хозяйство островов, уменьшило производство продуктов питания, вызвав к жизни новые потребности, не говоря уже об изменениях в области нравов и обычаев. Даже, казалось бы, необходимая служба здравоохранения в этих микроскопических островных сообществах, организованная американцами, привела не только к одним благотворным последствиям. Правда, люди стали меньше болеть, смертность снизилась, рождаемость повысилась, но... в то же время произошло перенаселение островов, а в связи с этим возникли недостаток рабочих мест и прочие трудности.

3. Последние годы

 

Из книги: Я. Вольневич, Люди и атоллы, М., 1986. (Janusz Wolniewicz LUDZIE I ATOLE (czyli wedrowki po Mikronezji) Warszawa 1982)

Перевод с польского Л.С. Ульяновой


Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Карлики.ру обязательна! Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!


Все флаги в гости будут к нам! (Посетители сайта Карлики.ru из разных стран)

free counters


 

 На главную страницу раздела о карликовых странах Океании


Новое на сайте
26.09.НОВЫЙ РАЗДЕЛ - Карликовые страны на открытках

16.06. Понапе - сад Микронезии Рассказ о Маршалловых Островах
14.06. Трук - Гибралтар Тихого океана Люди и атоллы
08.06. Рассказ о Палау